Лора Файнзильберг: «Сумасшедшего взрыва на рынке МФО не будет»

13 января 2016

Оригинал статьи
img

Микрофинансовые компании в России только начинают вырабатывать свои правила игры. О том, почему банки относятся к этому рынку настороженно, что за клиенты берут займы на продукты и обувь и какова доля невозвратов в этом секторе, в интервью ИА Bankir.Ru рассказывает генеральный директор МФО «МигКредит» Лора Файнзильберг.

«Надо играть по единым правилам»

— Лора, до сих пор у многих нет четкого понимания, для кого работает рынок МФО? Бедняки? Маргиналы? Недобросовестные заемщики, от которых отказываются банки?

— Мы ориентированы на работу с широким кругом клиентов. Как правило, к нам приходят люди, которые по тем или иным причинам не могут получить кредиты в банках. Некоторые получают отказы в банках по причине невысоких доходов, кто-то испортил свою кредитную историю или не имеет кредитной истории как таковой.

Банки неохотно кредитуют таких клиентов, но и людям нужно приводить свои финансовые дела в порядок. По официальной статистике, в России порядка 60 миллионов человек имеют ограниченный доступ к традиционным банковским продуктам. Это и есть потенциальные клиенты МФО, это совершенно отдельный сегмент и большая база клиентов, с которыми мы работаем.

— Количество микрофинансовых организаций также очень велико, рынок конкурентен.

— Действительно, на рынке микрофинансирования в России много игроков, несмотря на то что сам по себе он еще достаточно молод. Если вы помните, в прошлом году в реестре МФО было больше 4 тысяч компаний. Сейчас появляются новые правила игры, по которым должны играть абсолютно все участники рынка. Банк России принимает активное участие в развитии рынка микрофинансов. Отмечу, что в нынешнем году из реестра МФО было исключено около 900 компаний.

Для нас важны происходящие изменения, мы все понимаем, что надо работать цивилизованно и играть по единым правилам. А дальше уже выживают сильнейшие — возникает конкурентная борьба, и включаются механизмы рыночной экономики. Но сначала для нее нужно создать плацдарм.

— Одна из последних инициатив регулятора — разделение микрофинансовых компаний на две категории. Одни смогут привлекать средства частных клиентов и кредитовать малый бизнес. Другие смогут заниматься только «физиками» и не получат права привлекать деньги частных инвесторов. Насколько такая мера сегодня нужна для построения «плацдарма»?

— Безусловно, в этой инициативе есть определенный смысл. На рынке работают компании самого разного профиля и масштабов деятельности. Важно создать такой рынок, на котором средства частных инвесторов будут максимально защищены. А гарантировать сохранность средств могут только компании, ведущие бизнес по определенным правилам, которые устанавливаются регулятором. Но в то же время есть и маленькие игроки, которые, может быть, и не должны принимать средства населения, но они могут выдавать займы. Здесь тоже есть здравый смысл: все-таки даже в микрофинансовом секторе существует свой «малый бизнес», который может быть локальным. К примеру, в небольших населенных пунктах, где все друг друга знают, МФО фактически действуют в формате кассы взаимопомощи.

При этом совершенно очевидно: если деятельность маленьких компаний будет регулироваться так же, как и крупных, то небольшие компании просто могут не выжить из-за роста операционных расходов.

— В текущем году финансирование МФО со стороны банков значительно сократилось: кредитные организации не могут правильно и адекватно оценивать риски, для них непрозрачен баланс микрофинансовых компаний. Что может помочь банкам поверить в МФО?

— Микрофинансирование в целом в России — очень молодая индустрия. Я много лет проработала в финансовой сфере и прекрасно понимаю, что минимизация рисков для банков сегодня — это один из приоритетов. Банки действительно не понимают, как работают микрофинансовые организации, кто «вбелую», кто «вчерную», как организованы те или иные процессы. Поэтому мы в рамках СРО «МиР» и работаем над созданием единых стандартов нашей работы. Когда есть стандарты, отчетность, регулирование ЦБ, аудиторы, рейтинги — это уже правила игры, которые рынок понимает и, соответственно, нам будет легче договариваться с банками о фондировании. Сейчас это действительно проблема — где находить деньги, чтобы выдавать займы. Но то, что сближение с банками не происходит моментально,— это нынешняя реальность, это кризис и это жизнь.

«У нас потери по займам составляют до 20%»

— В середине осени звучали предложения о том, чтобы микрофинансовые компании, входящие в СРО «МиР», пользовались услугами коллекторских агентств, входящих в НАПКА. Насколько это в действительности важно для участников рынка?

— Коллекторский рынок, как и микрофинансовый, также еще очень молод. И он тоже должен иметь единые правила игры, должен быть структурирован, чтобы не возникало никаких репутационных рисков. Этот рынок должен быть абсолютно цивилизованным. И, соответственно, НАПКА пытается сейчас внедрить стандарты в работу коллекторских компаний.

Людей, которые берут займы, можно разделить на несколько категорий. Конечно, есть люди, которые уже в процессе оформления заявки на заем знают, что не будут платить. Большая же часть наших клиентов — добросовестные заемщики, которые тщательно подходят к вопросу планирования личных финансов и погашают задолженность в срок. Также есть люди, которые готовы выплачивать, но во время погашения своих обязательств или теряют работу, или испытывают финансовые трудности по другим причинам. Со всеми клиентами работа должна вестись по четким правилам.

— У вас свое коллекторское подразделение или вы сотрудничаете с отдельной компанией?

У МФО риски невозвратов высоки, поэтому качественному, правильному возврату долгов должно уделяться большое внимание. Я не могу жаловаться — у нас потери по займам составляют до 20%.

— Вы хотите сказать, что это мало?

— В целом по рынку эта доля составляет более 30%. И наш показатель невысок. Участники рынка МФО работают с сегментом, где риски невозврата высокие, несравнимые с банковским сектором. Соответственно, и ставки у нас выше, чем в банках. Конечно, скептики считают, что МФО занимается чистым ростовщичеством, что такие ставки не имеют права на существование. А я хочу спросить: куда пойдет человек, которому не дают кредит в банке, если не в МФО? Гражданам необходима цивилизованная альтернатива банковскому кредитованию.

— А стоит ли вообще людям из этого сегмента ссужать деньги? Там ведь много представителей маргинальных слоев населения, неблагополучных людей…

— Я вам скажу так: из 100 заявок на займы, попадающих в нашу систему, мы выдаем деньги 15%. То, что мы раздаем деньги всем подряд,— мнение глубоко ошибочное. Мы действительно кредитуем рядовых россиян, у которых по ряду причин нет альтернативы: это водители, врачи, служащие государственных структур — все те, кто очень много работает, но для получения средств в банке у них слишком маленький доход. Если бы мы не смотрели, кому выдаем деньги, то потери были бы несоизмеримо выше.

«С банковскими отказниками, по сути, никто не работает»

— Некоторые МФО сейчас договариваются с банками и покупают у них заявки клиентов, которые не могут получить банковский заем. Вам было бы интересно такое сотрудничество?

— Я считаю, что мы должны искать клиентов везде. Человеку отказывает один банк — и куда он пойдет? Во второй, в третий? В кредитной истории сразу видно, что человеку отказывают. И абсолютно логично, что МФО налаживают такую работу с кредитными организациями — они нам передают заявки. Это абсолютно нормальная практика.

— А вы работаете с банками таким образом? Покупаете заявки?

— Такое сотрудничество только начинает налаживаться, потому что в основном банки опасаются репутационных рисков, они должны очень хорошо знать своих партнеров, должны быть уверены в том, что мы работаем с этими потенциальными заемщиками правильно и хорошо. Но мы не покупаем заявки — они сами предлагают нас своим клиентам в качестве альтернативной услуги.

Такое сотрудничество сейчас вполне логично — на фоне того что потребительское кредитование сузилось. Банк инвестирует деньги в рекламу и маркетинг, чтобы привести к себе клиентов. А отказники — они, получается, просто остаются в стороне и с ними никто не работает. А ведь клиент может выбирать сам, готов он кредитоваться в МФО или нет.

— Какая доля «отказников», передаваемых вам банками, получают займы на ваших условиях?

— Примерно 20%.

— Некоторые банки, в частности «Альфа», говорят, что банковским клиентам не нравится, когда их перепродают в МФО. И в принципе считают, что клиенты банков и клиенты МФО — это совершенно разные сегменты…

— Такой подход можно и нужно уважать. Есть банки, которые вот так относятся к своим клиентам, в том числе и потенциальным. Но опять же — это рынок. Какие-то кредитные организации готовы продавать заявки, какие-то нет. И это абсолютно нормально.

«Рынок МФО вырастет не более чем на 10–15%»

— Сегодня МФО занимают на рынке потребкредитования 1–5%, однако есть прогнозы, что в следующем году они «откусят» от него 20%. Может такое быть?

— Нет, конечно, не надо создавать иллюзий. Какого-то сумасшедшего взрыва не будет, потому что я, например, не вижу ничего, что бы наш рынок существенно изменило. Сейчас кризис, население оценивает свои материальные возможности. И если раньше люди активно брали займы на турпутевки, например, то теперь такого нет. Мы считаем, что в следующем году рынок МФО вырастет не более чем на 10–15%.

— А куда может пойти рынок МФО в ближайшем будущем с точки зрения технологий?

— Технологии развиваются быстрее, чем мы ожидаем. Если посмотреть по миру в целом, то кредитование онлайн есть и в малом бизнесе, и в сегменте p2p, и в ипотеке. Все, что сейчас предлагается здесь банками, в Америке, Европе, Китае кредитуется в режиме онлайн. То, что технологии МФО будут уходить в онлайн, само собой разумеется. Сейчас микрофинансовые компании ищут оптимальные каналы продаж, но надо учитывать, что нельзя работать в одном канале. Чем больше каналов привлечения, тем эффективнее работа в целом.

У нас, например, более 80% заявок приходит через интернет, мы организуем дистанционные выдачи. В скором времени мы приступаем к запуску онлайн-кредитования. Полагаем, наши предложения займов в режиме онлайн будут востребованы наиболее активной частью наших клиентов. Мы живем в век больших скоростей и уже привыкли решать свои вопросы быстро.

— Вы работали не только в России. Видите ли вы сегодня предпосылки для появления в ближайшем будущем новых форм микрофинансирования или кооперации граждан?

— В России уже много чего есть, просто это все еще не на том уровне развития, я бы сказала так. Здесь есть умные люди, есть компании, которые уже делают то, что реализуется на Западе. Один из фундаментов дальнейшего развития рынка — необходимость повышения финансовой грамотности населения.

Российское микрофинансирование, валютная ипотека и политика ЦБ

— Вы много лет работали в банках. Чем вас заинтересовало микрофинансирование?

— Да, я банкир уже много лет, причем разнопрофильный. Я работала и в разных коммерческих банках. Есть опыт работы в регулирующих органах в США — мы закрывали банки, которые испытывали финансовые трудности во время первого американского кризиса в конце 80-х — начале 90-х годов. Но в Россию приехала именно по приглашению микрофинансовой организации FINСA International в 2001 году, у меня был трехлетний контракт. В итоге осталась на 14 лет. Тогда еще и слова «микрофинансирование» никто не знал, и было очень интересно развивать это направление. Потом я работала в ипотечном банке «Дельтакредит» — тоже, по сути, стартапе. Эта работа была очень интересной. Но после того как в 2011 году был принят закон о микрофинансировании, мы занялись созданием микрофинансовой компании «МигКредит».

— Вопрос, связанный с российскими ипотечными реалиями. Как вы относитесь к ситуации с валютными ипотечными заемщиками, которые после резкого и многократного роста курсов не могут расплатиться по кредитам?

— Я сочувствую этим людям, потому что они действительно оказались в очень нехорошей жизненной ситуации. И если бы была моя воля, я предприняла бы все возможные усилия, чтобы помочь заемщикам, создав какой-то определенный льготный курс, какое-то «окошко» по времени, когда люди могли бы рефинансироваться.

Я понимаю, что люди не осознавали в полной мере, что брать кредит надо в той валюте, в которой получаешь зарплату. Я понимаю, что банки не хотят терять деньги, но помочь нужно все равно, потому что новый клиент всегда стоит дороже, чем тот, с которым ты уже взаимодействуешь. Поэтому банки должны индивидуально договориться с каждым заемщиком, который может платить, а не пускать всех под одну гребенку. Ведь видно уже сейчас, что эти несчастные люди не создают своим банкам хорошую репутацию. Да, их может быть много, но каждый банк должен найти оптимальное решение, ведь это и есть жизнь.

— Количество банков на российском рынке стремительно сокращается — Центробанк отзывает лицензии. Вы участвовали в регуляторной работе в США. Как вы можете оценить то, что происходит на рынке у нас?

— Если я правильно понимаю, то идет зачистка рынка от недобросовестных банков или тех, кто играет не по правилам. У меня нет впечатления, что идет гонка за определенным количеством, которое нужно убрать или оставить. Мне кажется, что идет борьба не за количество, а за качество.

Есть нормативы, есть правила, но некоторые банки находят способы их обойти. Понятно, что такая политика регулятора не всем нравится. Но важно соблюдать четкие правила игры. Я уверена, что ЦБ закрывает банки не на пустом месте, регулятор проводит проверки, скрупулезно проверяет отчеты. В то же самое время на рынке должна быть конкуренция, а для этого нужны условия.

Лора Файнзильберг начала свою карьеру в банковской системе США. Работала в Fidelity Investments и Lomas Mortgage, а также в Federal Deposit Insurance Corporation (FDIC). Имеет опыт работы в банковской сфере в России и на Ямайке, руководила международной микрофинансовой компанией FINCA International в Центральной и Восточной Европе (NIS & CIS regions). До прихода в «МигКредит» в течение нескольких лет занимала пост заместителя председателя правления ипотечного банка «Дельтакредит». Обладает почти 30-летним управленческим опытом работы в банках и международных финансовых институтах, специализирующихся, в том числе, на микрозаймах. Член совета СРО «МиР».

Требуемая сумма руб.

10 000

85 000

Сумма доступна для повторных клиентов

Займы предоставляются на сумму от 3 000 до 99 500 рублей включительно на срок от 3 дней до 48 недель. Проценты за пользование займом составляют от 96,228 до 670,383 процентов годовых. Условия актуальны на 01.04.2017. Информацию об организаторе акций, правилах их проведения, количестве призов, сроках, месте и порядке их получения, а также информацию о правилах и условиях предоставления микрозаймов физическим лицам можно получить на сайте www.migcredit.ru. или в отделениях ООО «МигКредит». Сроки проведения акций: «Смартфон в подарок!» — с 14 марта по 31 мая 2017 г., «Планшет в подарок» — с 15 марта по 31 мая 2017г. Акция «Приведи друга» — бессрочная. Количество призов ограничено. ООО «МигКредит», адрес: 127018, г. Москва, ул.Сущевский Вал, д. 5, стр. 3. Реклама

Сейчас на сайте

количество: 177

cегодня получили деньги: 39

Хочу денег